кадр из фильма
кадр из фильма Чужие
Кузмич
кадр из фильма
кадр из фильма Духов день
кадры из фильма Вий
кадр из фильма
кадры из фильма Банкрот
кадр из фильма
кадр из фильма

Фильм Чужие
  • ГЛАВНАЯ   ДОСЬЕ   ФИЛЬМЫ   ТЕЛЕВИДЕНИЕ   ТЕАТР   ПРЕССА   ФОТО
  • РАССКУЗИКИ    ПРАЗДНИКИ, КОРПОРАТИВЫ   МАГАЗИН КУЗЬМИЧА    КОНТАКТЫ

  • НОВОСТИ


    1 апреля купил "МК в Питере", на обложке молодая красотка В. Матвиенко и интригующий заголовок о ней.
    Открыл на развороте и был "приятно удивлён", вышло моё интервью.
    Заголовочек правда "желтоватый", но что современных газетчиков ругать. Видно так кушать хочется , что уж сил нет...
    Читайте, хоть и 1 апреля, шуток там нет, а вот желчи и грусти много.
    Будем считать, что к юбилею Гоголя.
    P/S: Ой, а у вас вся спин... Шинель белая!!! Ха-ха-ха!
    С первым апреля.
    Ваш Виктор Бычков.


    Обида Кузьмича



    Виктор Бычков мог бы не стать актером. После школы он пошел в ПТУ, учиться на оптика. Так мама посоветовала, ведь «оптики ходят в белых халатах». Но оказалось — в желтых. Зато в училище будущий Кузьмич увидел объявление на стене: «Производится набор в театральную студию при ДК Профтехобразования». Это был поворотный момент в судьбе.

    Кузьмич - Виктор Николаевич Бычков«Почему они смеются?»

    — Вашим первым фильмом была короткометражка «Экскурсант». Про Бориса с фабрики мягкой игрушки. Как на главную роль попали?

    — Пробовались три человека: Александр Демьяненко, Аркадий Коваль и я. Материал послали в Москву. Демьяненко играл, как и написано в миниатюре, выпившего героя. А в 1985 году была активная борьба с алкоголизмом, поэтому его зарубили. Про Аркадия сказали, что он «похож на еврея». Таким образом, остался один я. Эта была моя первая главная роль в кино.

    — А в чем феномен Кузьмича из «Особенностей национальной охоты», как вы думаете?

    — Не знаю. Нам помогал Бог. Очень многое менялось по ходу, на площадке. Например, увидели в небе интересный вертолет и кричим оператору: «Давайте снимать». Потому что за тот вертолет, который прилетит на картину завтра специально, нужно деньги платить, а за этот — ничего.

    Александр Рогожкин определил жанр «Охоты» как «краткий курс ненаучного коммунизма». Он сказал мне: «Я хотел показать, как маленькие люди с их заботами и проблемами, которые из-за суеты жизни превращаются в неразрешимые, от всего этого хлама избавились и почувствовали себя счастливыми. Хотя никакого такого особого повода для счастья у них не было». Вот такой он, Александр Рогожкин!

    Никто не думал, что получится шедевр. Когда Леша Булдаков в Сочи смотрел фильм, я сидел рядом с ним. «Слушай, а чего они смеются?» — все время спрашивал «генерал». Мы же не снимали комедию, по 18 часов работали, и нам было совсем не смешно. Все искренне недоумевали, почему так реагирует зал. А получилось «народное» кино.

    История одного предательства

    — Вы сейчас не общаетесь с товарищами по «Особенностям национальной охоты». Почему?

    — Общался, много. До момента предательства. Потом перестал. Я могу понять, когда человек предал, но пришел и сказал: «Прости меня, я был должен это сделать, потому что меня посылают на звание…» (Или «я получу кучу денег, квартиру», или «меня не заберут в тюрьму»). Я пойму, и друг не уйдет из моего сердца, даже жалеть его буду. Но они не объяснились, не сказали почему. Я считаю, каждый человек может оступиться! Но если кто-то будет настаивать, что не оступался, что был прав, то он плохой человек.

    — Это об истории, когда вас с женой Полиной Белинской «ушли» из театра Ленсовета?

    — Когда-то меня пригласил туда Владислав Пази. (Полина у него уже работала режиссером и педагогом.) В течение двух лет я играл в спектакле «Гедда Габлер». Пази скоропостижно скончался, его вдова очень переживала, что «театр гибнет», и попросила Полину собрать подписи за кандидатуру нового режиссера Владимира Петрова (который сейчас работает во МХАТе). Это дошло до худсовета театра. Полину уволили по статье. Потом стали «подкапываться» ко мне. Я подал заявление, поехал домой. Через полчаса принесли телеграмму: приезжайте за трудовой книжкой. В общем, такая грязь! Теперь этот театр я называю «Театром мрази», ни с кем не общаюсь.

    Я давал возможность «сохранить лицо» Семену Стругачеву. Спросил его: «Как ты мог, будучи членом Худсовета, подписать плохую характеристику Полине? Ты же знал ее семь лет, и ты мой друг». На что Семен поклялся, что это не его рук дело, что его не было в стране. Я показал бумагу, где стоит его роспись. И он со мной перестал разговаривать. Это человек, с которым меня «судьба свела» и которого я видел всякого. Горько.

    — У вас в душе до сих пор осталась обида?

    — Отболело, конечно. Хотя что-то до сих пор вспоминаю с грустью. Я хотел, когда пришел в театр, купить чашки. В буфете их не хватало. Те, что имелись, были «убитыми» и расколотыми. Говорю: «Полин, я в фильме денег заработал, давай сто чашек купим». Но что она вздохнула: «Витя, ты хочешь, чтоб тебя все ненавидели?» — «Да за что?» — не поверил я. А оказалось — правда. Я приходил в театр как на праздник, всем улыбался, здоровался, женщинам дарил конфетки и шоколадки. А выяснилось — меня не любили именно за это. За конфетки-шоколадки, за то, что я такой независимый. Ведь когда я молодым актером служил в театре, был, как все, все время «в согнутом положении», спрашивал у руководства: «Чего изволите?» Одиннадцать лет спрашивал, потом не выдержал и ушел в никуда. В жизнь, в кино, в поиски себя… Семнадцать лет я в «Театре Мрази» не работал, выпрямилась спина. Я не интриговал, специально ни с кем не дружил. Театр для меня был Храм. А зарабатывал я «на улице».

    Данный Богом старичок

    — Вы часто о Боге говорите. Значит, верующий человек?

    — Скорее да, чем нет. Я нечасто хожу в храм и не пощусь. Но, когда было трудно по жизни, обращался к Всевышнему, и он помогал мне. Однажды случилось несчастье с моей мамой. Я был в Пскове, пошел в самый главный собор и попросил Бога, чтобы он ее спас. Он дал маме три года пожить. А еще — я встретил любимого человека. И мама, уходя, из одних женских рук передала меня в другие. Если бы этого не произошло, мы вряд ли бы разговаривали с вами.

    — У вас был такой серьезный кризис?

    — Я один раз умирал. Было прободение язвы в 1995 году. Приехал с «Особенностей», и все хотели рассказать, какой я молодец. Норовили не только пожать руку и похлопать по плечу, но и закончить вечер возлияниями. Это довело до скорой помощи. Язва образовалась величиной с пятачок. Три дня я терял кровь, похудел на четыре с половиной килограмма, и, когда понял, что конец, в голове пронеслась кинолента видений. Я вдруг вспомнил, сколько раз сделал плохо людям. Мне стало страшно. Диктовал своему знакомому адреса и телефоны тех, у кого хотел попросить прощения.

    — Это переменило вашу жизнь?

    — Я умирал, да не умер, стал вести праведную жизнь. Сначала уничтожил всех мух и комаров в больничной палате, потом вымыл полы. А после того, как «быт» наладил, заметил старичка. Он лежал один, ждал операции, и к нему никто не приходил. Не знали, что в больнице, — все родственники уехали на дачу. У старичка была непроходимость желудка. Молодая медсестра, погрузившись в свою любовь, о больном забывала. А я ей все время надоедал: вынесите утку, сделайте укол. В какой-то момент стал сам ухаживать за ним. И уколы колоть, и утку выносить. В общем, вел себя как медбрат. Старичка увезли на операцию, я два дня ходил в реанимацию и спрашивал: «Как мой дед?» Операция прошла удачно, желудок сшили, он стал принимать пищу, потом приехала его жена. И вот — дедушку выписывают, старенькая жена падает на колени и пытается мне руки целовать… И я вдруг понял, что должен был попасть в больницу, чтобы заботиться о старичке. Если бы меня не было — он бы умер. А так — он не мог умереть, потому что кто-то о нем думал, просто был рядом…

    Записала Наталья Черных

    Фото Андрея Федечко

    P. S. Редакция благодарит Дворец учащейся молодежи (бывший ДК Профтехобразования) за помощь в организации съемки и общения.

    «Назад





    ОБЪЯВЛЕНИЕ:

    Продам в хорошие руки Товарные знаки
    "Кузьмич",
    "Дальний Кордон" и
    "Дядя Витя".




    РассКузик о тайнах медитации


    - нажмите, чтобы увеличитьВ фильме «Особенности национальной рыбалки» есть такой эпизод: ночь, егерь Кузьмич медирует, сидя на берегу реки, и над всем этим покоем « висит огромный глаз луны». Я предложил Александру Рогожкину такую штуку: Кузьмич не просто сидит в позе лотоса, а плавно вращается на месте, так как достиг вершин мастерства, «эдакий гуру». Саша «послал меня к Спилбергу». Я к Спилбергу не пошёл и продолжал настаивать на присутствии мистики в этом эпизоде. ... прочитать полностью

    ©2019 Официальный сайт актера Виктора Бычкова. Использование товарных знаков "Кузьмич" и "Дальний Кордон" только с разрешения владельца марки. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, ссылка на "www.viktorbychkov.ru" обязательна.
    Яндекс.Метрика