кадр из фильма
Кузмич
кадры из фильма Вий
кадр из фильма
кадр из фильма Чужие
кадр из фильма Духов день
кадр из фильма
кадры из фильма Банкрот
кадр из фильма
кадр из фильма

Фильм Особенности национальной охоты в зимний период
  • ГЛАВНАЯ   ДОСЬЕ   ФИЛЬМЫ   ТЕЛЕВИДЕНИЕ   ТЕАТР   ПРЕССА   ФОТО
  • РАССКУЗИКИ    ПРАЗДНИКИ, КОРПОРАТИВЫ   МАГАЗИН КУЗЬМИЧА    КОНТАКТЫ

  • ПРЕССА


    ВИКТОР БЫЧКОВ: АМЕРИКАНЦЫ БОЯТСЯ КОНКУРЕНЦИИ С НАШИМИ АКТЁРАМИ


    16.05.2016

    Артист театра и кино Виктор Николаевич Бычков – человек, который играет смешных людей, но при этом с грустью смотрит на жизнь и профессию. Поистине народную любовь ему принесла роль егеря Кузьмича в фильме «Особенности национальной охоты». А сегодня помимо работы в театре и кино актёр Виктор Бычков в образе полюбившегося персонажа проводит экскурсии в окрестностях карьера Рускеала на западе Карелии.

    – Виктор Николаевич, расскажите, пожалуйста, как возникла идея пойти в народ в образе Кузьмича.
    – Это придумала моя жена Полина, чтобы привлечь людей к заповедным местам России. Сегодня из Питера и Москвы в этот очень красивый край ходит автобус. Люди приезжают из разных мест, встречаются с моим Кузьмичом, и он общается с ними почти целый день. Мы, организаторы, поставили себе задачу: поездка должна быть недорогой и запасть человеку в душу, чтобы Карелия стала для него родным краем в географическом понимании, чтобы возникло желание приезжать сюда в разные времена года. Судя по опросам, каждый второй хочет побывать здесь снова.

    – Несмотря на то что вы часто снимаетесь в фильмах с комедийным уклоном, каким сюжетам отдаёте предпочтение при выборе ролей?
    – Любой актёр радуется той работе, которую ему дали, потому что мы, к сожалению, зависим от предложений. Ты можешь мечтать о чём угодно, но не получишь этого. Лишь с десяток актёров могут позволить себе выбирать, а остальные радуются практически любой роли, как дети – игрушке. Правда, часто так бывает, что, взявшись за работу, актёр пытается сделать всё, чтобы роль получилась. Однако конечный результат съёмок зависит от ряда обстоятельств: монтажа, таланта режиссёра, даже личных отношений на площадке. В результате часто получается очень слабое кино, актёры от этого страдают. Поэтому их нельзя ругать.

    Но и тут есть противоречия. Не так давно от нас ушёл актёр, которого я любил, профессиональная жизнь которого являлась для меня примером. Когда я укорял коллегу, зачем он снялся в сериале «Ефросинья», тот сказал: «Витя, ты пойми, у меня две семьи и много детей. А ещё я построил церковь на своей родине. И всё это требует денег, поэтому вынужден сниматься». Его звали Валерий Золотухин. Мне предлагали роль в этом сериале, но я отказался. А он согласился. Там пятьсот серий, можно было неплохо заработать, но всё равно я ни о чём не жалею. Если зрители любят тебя как актёра, их не интересует, что тебе надо кого-то кормить, а вопрос, почему ты снялся в плохом проекте, у них останется. Они считают, что ты не имеешь права на проходные роли, хоть с голоду умри. У нас вообще если человек занимается чем-то помимо профессии, то на нём как на актёре ставят крест. За границей все знают, что Дастин Хоффман раньше подрабатывал официантом, он делал это, чтобы иметь возможность нормально жить и служить искусству. А у нас в лихие девяностые, когда Ольга Волкова совмещала актёрскую профессию с работой уборщицы и «Голос Америки» об этом сообщил, все говорили: как же так, за границей теперь знают, что известная актриса моет полы, скандал. А почему нет?

    – Виктор Николаевич, вы помните тот день, когда проснулись знаменитым? Как на вас реагировали окружающие?
    – Помню, конечно. Это был фильм «Исключения без правил». Снял его в 1985 году режиссёр Виктор Бутурлин. Фильм состоял из нескольких новелл Михаила Мишина, каждую из которых снимали разные режиссёры, в том числе Александр Рогожкин, Владимир Бортко. Я снялся в новелле «Экскурсант», сыграл некоего Бориса с фабрики мягкой игрушки. И вот я проснулся знаменитым, потому что фильм показали по телевидению. И потом в течение десяти лет, куда бы ни приезжал, все меня узнавали. А через десять лет появился фильм «Особенности национальной охоты», потом – «Кукушка», затем – «Спокойной ночи, малыши!». Я вёл программу почти пять лет.

    – А сегодня как на вас реагируют?
    – По-разному. Потому что в моей творческой биографии есть ещё фильм «Кукушка». Девяносто девять процентов зрителей видели «Особенности», а один процент – «Кукушку». Кинокритики считают этот фильм культовым. С режиссёрской точки зрения это высший пилотаж. Иностранцы, к примеру, меня больше узнают именно по «Кукушке», так как у них нет возможности посмотреть все фильмы из серии «Особенности». Однако многие мои коллеги понимают, что персонаж Кузьмич – это золотой ключик, которым можно открыть любую дверь, постучаться к любому начальнику. Гаишник меня не обидит, а если приду в налоговую, то мне сделают перерасчёт.

    – Недавно вы снялись в сериале «Кухня». А готовите ли сами?
    – Да, конечно! Дело в том, что в любом приготовлении есть секрет.

    – Какой?
    – Волшебство. Можно сделать блюда по рецепту, используя хорошие продукты, можно готовить на хорошей плите, в красивой, стильной кухне. Но когда ты делаешь это для любимых людей, то в момент приготовления на тебя нисходит Божья благодать, и получается всё намного лучше. Что касается сериала «Кухня», то я рад, что попал в этот проект. К сожалению, это был уже завершающий сезон, и я, что называется, вспорхнул на подножку последнего вагона уходящего поезда.

    – Вы женаты в третий раз. Помните свои ощущения, когда первый раз стали отцом? И насколько ваш взгляд на детей изменился с появлением младшего сына?
    – Когда стал отцом первый раз, мне было двадцать девять лет, и я удивился тому факту, что от меня рождаются не только тараканы. (Смеётся.) Вдруг появилось существо, которое и плачет, и пить просит… Испытал одновременно удивление и непонимание, потому что это произошло впервые. У женщин любовь к детям заложена природой, а у мужчин – по-другому. Но четвёртый ребёнок, сын Добрыня, – очень долгожданный, это даже по его имени можно понять.

    – Кто принял решение дать мальчику такое имя?
    – Мы его долго выбирали. А потом я понял, что на самом деле всё очень просто: имя должно быть индивидуально. Можно назвать мальчика Александром, и таких вокруг будет сто человек. А можно назвать Добрыней, и все будут знать, о ком конкретно идёт речь, даже без фамилии понятно. Точно так же я выбирал имя старшему сыну Фёдору и дочери Арсении. Имя для ребёнка – это пропуск в мир гордых и красивых людей.


    – Чем сегодня занимаются ваши старшие дети? Кто-нибудь из них пошёл по вашим стопам?
    – Дочь Арсения окончила театральный институт. Пытается состояться в профессии. Сын Фёдор поступал в театральный два раза, но безрезультатно. Его мама, моя вторая жена, пыталась направить сына именно в эту профессию: мол, все в семье актёры, давай и ты. Но я не видел в нём большого желания стать артистом, когда человек жить без этого не может. Он не переживал – ну не поступил, и ладно. Сегодня Фёдор – выпускник другого вуза, увлечён компьютерами.

    – А вы сами как-нибудь влияете на выбор профессии детьми?
    – Я только пытаюсь поддержать, когда им тяжело. Стараюсь делать так, чтобы они не огорчались.

    – Как сегодня складывается ваша актёрская карьера?
    – Я занимаюсь собой. А жена Полина меня поддерживает. Потому что антрепризные спектакли, которые предлагают, мне не очень интересны. Надоело работать на тех, кто на самом деле не очень любит эту профессию. У нас с Полиной свой «Театральный центр Виктора Бычкова», на базе которого мы придумали поездки в Карелию с Кузьмичом, проводим выставки, фестивали, занимаемся благотворительностью.

    – Расскажите, пожалуйста, историю о том, как о вас узнал режиссёр Стивен Спилберг.
    – Когда готовился международный проект «Индиана Джонс и Королевство хрустального черепа», мне предложили поучаствовать в кастинге. Изначально было задумано, что герой фильма – «плохой русский». Для них русские – плохие парни, ну, в общем, в этом нет ничего удивительного. Текста было мало, поэтому приходилось на деле доказать, что ты играешь плохого, придумать что-то, отступив от привычного способа, когда актёр берёт текст и просто наговаривает его. Решили разыграть сцену. Я взял на «Ленфильме» костюм, мы с Полиной придумали сюжет, «построили» свои декорации: поставили на стол квашеную капусту, огромную банку икры, настоящую самогонку градусов в семьдесят. Я взял ружьё, придумал, что мой герой решил покончить с собой. И пригласили приятеля, в совершенстве владеющего английским.

    (В этот момент Виктор Николаевич отвлёкся на сына: «Добрыня, я разговариваю, иди к себе. Шпион! Сидит и слушает…»)

    Всё это мы благополучно сняли на видео и отправили в Америку. Посмотрев нашу запись, создатели проекта были в шоке: «Откуда актёр из России Виктор Бычков узнал содержание сценария?» Я даже угадал, что мой персонаж – генерал, потому что взял на киностудии генеральский мундир. А для них любые совпадения – это чудовищный скандал. Испугались, что я могу подать на них в суд за то, что они украли мою идею. Долго не получал никакого ответа, а потом пришло письмо от агента Спилберга, где было сказано: таких хороших русских не бывает. В результате эту роль сыграл актёр Жижикин. Вот такая история.

    На самом деле американцы обросли стереотипами. Поэтому, общаясь с нашими актёрами: Меньшиковым, Машковым, Маковецким, Козловским, – они начинают опасаться конкуренции и признаются, что у нас классные артисты, замечательная школа. Сегодня многие выпускники театральных вузов не верят в систему Станиславского, считая, что она отсталая, не верят в своих педагогов. Ценность всего этого понимают только со временем. А жаль. Им, наоборот, надо прославлять нашу актёрскую школу, которую так ценит Запад. У нас не только спортсмены классные, но и актёры крутые!

    – Есть ли у вас принципы?
    – Да, и это у меня от мамы. У неё был принцип: не брать чужого ни при каких обстоятельствах. Когда она в войну нашла карточки, которые можно было отоварить, вернула их тому, кто потерял. Помимо этого принципа у меня есть ещё один: при мне нельзя плохо отзываться о тех, кого я знаю. Если даже я кого-то не люблю, но у меня спрашивают мнение об этом человеке, отвечаю просто: «Простите, мы не дружны».

    – Виктор Николаевич, можете поделиться секретом семейного счастья? По-вашему, как выстраиваются отношения? Всё-таки у вас третий брак.
    – В каждом возрасте отношения выстраиваются по-разному. В юности – по страсти, иногда «по судьбе», когда двое понимают что они – половинки одного целого. Я очень завидую парам, которые живут всю жизнь, отмечают серебряную, золотую, бриллиантовую свадьбы. Таких, к сожалению, немного.


    Бывает, сходятся из-за боязни одиночества, бывает – из-за ребёнка, у всех по-разному. Конечно, люди должны чувствовать, что нужны друг другу. Если яблоко разрезать и половинки растащить – оно потемнеет. А сложить – яблоко надолго останется светлым. Случается так, что мужчина боится женщины, которая ему нравится. (Смеётся.) Но если мы оба нерешительные, то и расстанемся. Я вспоминаю Эммануила Виторгана, когда рядом с ним была его жена Алла Балтер. Встречал их до болезни Виторгана, когда Алла делала всё, чтобы его вылечить. Я видел их вместе и позднее – когда Алла тяжело заболела. Вот между этими двумя было всё: и любовь, и уважение, и страсть, и страх потери. Они всё время находились вместе, и дома, и на работе. Вы думаете, что они никогда не ругались? Ругались. Вот глядя на такие отношения, понимаешь, что некоторые люди сходятся, потому что просто не могут друг без друга.

    – Можете сказать, что вы счастливый человек?
    – Я – очень несчастный человек! Потому что хотел бы покупать своей любимой бриллианты, хотел бы, чтобы она проснулась утром, а я сказал: «Сегодня мы летим в Париж!» Но вместо этого всё время кормлю её «завтраками». Она покупает мне представительские вещи, а я готов плакать, потому что тоже хочу ей что-нибудь купить. Я публичный человек, и у меня должно быть несколько крутых пиджаков, костюмов, но я хочу, чтобы и у любимой было много красивого. Пока не получается. Правда, сыну мы ни в чём не отказываем.

    – А где-нибудь с супругой всё-таки бывали?
    – В Испании, Праге. Там много мест, которые я люблю, и хотел бы опять туда поехать. Ещё мы были в Эстонии и Финляндии. Полине очень хочется в Париж, она там была, а я – нет. И ещё хотелось бы вместе съездить в Лондон. Потом – в Америку и Китай. Я там был, а она – нет. И ещё – в Антарктиду, потому что там пингвины, а она мне показывала этюд про пингвина, когда училась в театральном институте.

    – Сколько лет сегодня вашему сыну Добрыне?
    – Восемь. Он уже может сказать, что вышел из интеллигентной семьи коренных петербуржцев, у которых высшее образование. Моя мама переехала с родителями в Ленинград в тридцатые годы, я родился в этом городе. Как и моя жена Полина. Поэтому Добрыня растёт умным, любит Родину, хочет быть достоянием страны и никого не обижает, даже восьмилетних женщин. (Смеётся.)


    Общероссийская газета "Моя семья"
    Расспрашивала Элина БОГАЛЕЙША
    Фото: Из личного архива

    «Назад





    ОБЪЯВЛЕНИЕ:

    Продам в хорошие руки Товарные знаки
    "Кузьмич",
    "Дальний Кордон" и
    "Дядя Витя".




    Расскузик про КВН в Юрмале(рабочее название)


    Пока только видео. ... прочитать полностью

    ©2019 Официальный сайт актера Виктора Бычкова. Использование товарных знаков "Кузьмич" и "Дальний Кордон" только с разрешения владельца марки. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, ссылка на "www.viktorbychkov.ru" обязательна.
    Яндекс.Метрика