кадр из фильма
кадр из фильма
кадр из фильма
кадр из фильма
кадр из фильма Чужие
кадр из фильма Духов день
кадры из фильма Вий
Кузмич
кадры из фильма Банкрот
кадр из фильма

Фильм Граф Монтенегро
  • ГЛАВНАЯ   ДОСЬЕ   ФИЛЬМЫ   ТЕЛЕВИДЕНИЕ   ТЕАТР   ПРЕССА   ФОТО
  • РАССКУЗИКИ    ПРАЗДНИКИ, КОРПОРАТИВЫ   МАГАЗИН КУЗЬМИЧА    КОНТАКТЫ

  • ПРЕССА


    Актер Виктор Бычков: "Я на Кузьмича совершенно не похож"



    Виктор Николаевич Бычков - Я на Кузьмича совершенно не похож - фото - газета ГраниФильмом-открытием на Международном кинофестивале в Чебоксарах, завершившемся в эти выходные, стала притча Юрия Грымова «Чужие», в которой наряду с американскими актерами одну из ролей сыграл Виктор Бычков. Всенародно уважаемый Кузьмич, а для юных телезрителей не менее любимый Дядя Витя, желающий им «спокойной ночи», в представлениях в России, пожалуй, не нуждается. В столице Чувашии Виктор БЫЧКОВ был одним из главных действующих лиц. Накануне закрытия кинофестиваля с ним побеседовал корреспондент «Новых Известий».

    – Когда после американских актеров вы появляетесь в кадре в фильме «Чужие», сразу становится понятно: о, это наш, свой, сразу оживляется сама тональность повествования…

    – Причем это только русский зритель так реагирует! Так все и задумано. Пусть зрители почувствуют разницу: как русские актеры входят в образ и как американские. Нет, не по принципу «лучше-хуже», а просто существуют две актерские школы, две системы – американская и русская.

    – В чем принципиальная разница?

    – Там актер более функционален. Скажем, если у него эпизод, где нужно сыграть продавца галстука, он и будет осваивать только это, выделенное ему для эпизода пространство. Он уточнит, сколько секунд у него есть, какое пространство в эпизоде он занимает, он сыграет ровно тот образ, который ему отведен. А русские актеры всегда пытаются «сыграть Гамлета», выложить в одной роли сразу все, что они имеют внутри. И получается, что часто переигрывают.

    – Сказывается школа Станиславского….

    – Не совсем. Станиславский создал систему, которая позволяет найти ключик к самому себе. Дал инструмент, который позволяет каждому актеру раскрыть себя, создать свою собственную систему развития. Систему, которая из плохого актера способна сделать хотя бы посредственного, из посредственного – среднего, из среднего – хорошего. Но никакая система из посредственного не сделает гениального, это миф.

    – Американские актеры, наверное, играют чаще для американского зрителя, а не для зрителя вообще, и это нормально… И для американского зрителя, наверное, их игра ближе, а нам ближе игра своих.

    – Да, разница менталитетов сильно влияет и на вкус, и на симпатии. В том смысле, что фильм, очень популярный и с восторгом принятый в Америке, необязательно будет любим у нас. И, наоборот, картина, на Западе прошедшая незаметно и встретившая прохладную критику, вдруг может у нас стать дико популярной и любимой. Вот я посмотрел недавно один фильм, в котором очень точно высмеивалось американское общество, стиль жизни, были замечательные пародии на их телешоу. Сняли сами американцы. Все, кто смотрел фильм у нас, просто-таки с восторгом говорят об этом. А американскому зрителю фильм не показался интересным – они не нашли ничего смешного в том, что они и так каждый день видят вокруг. У американцев тоже свои стереотипы. Играет положительных героев актер – все, в этом качестве его и хотят видеть на экране, если играет злодеев – все, подавайте его именно злодеем. На самом деле, сколько возмущений было в Америке, когда вышел «Терминатор»! Как же – Арнольд Шварценеггер, супергерой, сыграл «не нашего», отрицательного персонажа. И в «Терминаторе-2», если вы помните, герой Шварценеггера действует уже на стороне добра.

    – Виктор, все-таки роль, по которой вы известны массовому зрителю, – это Кузьмич из «Особенностей национальной…» Изменилось ли у вас отношение к этому амплуа, не надоело ли то, что вас постоянно с ним ассоциируют?

    – Да нет, меня не только с ним ассоциируют. И я на него совершенно не похож. Слава богу, что мне удалось сыграть хорошо эту роль. Вернее, я не играл – я прожил жизнь человека-Кузьмича. Но я не конкретного человека показал. Любой егерь может сказать: это про меня. Любой.

    – Наверняка бывает непросто – в частности, в театре, где вы много играете, переломить стереотип зрительского восприятия, «заразить» зрителя каким-то новым образом, сильно отличным от Кузьмича?

    – Актеру важно, чтобы его любили. Не может быть великого актера, который приходит на площадку, где его ненавидят, а он великое творит. Ну нет такого! По-разному актеры стремятся добиться этой любви: одни влюбляют в себя, другие напускают на себя вид умный, и все уважают его как умного, третьи берут трогательностью. Но принципиально другое… Фаина Раневская замечательно говорила про великого актера Смоктуновского: «Полный идиот, но только с бородавкой». Ее спрашивают: «Это с какой бородавкой?». Она говорит: «С талантом, матушка, с талантом!». В театре я могу выйти, и зритель меня поначалу не любит, но я сделаю так, добьюсь, что меня начинают любить. А в кино, чтобы роль была успешной, я должен изначально иметь положительное обаяние.


    КАДР ИЗ ФИЛЬМА ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ОХОТЫ– Даже если отрицательный персонаж…

    – Да. А у нас часто в кино пускают людей с отрицательным обаянием. И там происходит какой-то слом, я сижу и думаю: я дурак, что ли? Я не верю. Он играет доброго, а он же злой.

    – Как вы отличаете для себя хорошего актера от просто успешного? Ведь многие молодые актеры так и думают: взял, сыграл в разрекламированном проекте узнаваемую роль – все, звезда!

    – Хороший актер – он как ребенок. Он ранимый, может быть, немного капризный, но непосредственный, естественный. Поэтому ему не нужно «изображать роль», он живет в ней. Ведь дети живут именно так. Вот мы взрослому скажем: «Сыграй военного». Он приосанится, сделает строгое лицо, расправит плечи, сдвинет брови, уточнит: «А каких родов войск?». То есть именно начнет настраиваться. А ребенку скажем: «Представь, что ты генерал. Покажи, как это». И он сразу – «Огонь, пли!». Он моментально войдет в эту роль, ему не нужно никаких обусловленностей, он уже сразу живет внутри этого образа.

    – Стало быть, настоящий актер не может быть себе и менеджером, «вести свои дела», чтобы быть, как это нынче принято, успешным?

    – Актер вообще не может быть никем, кроме как актером. Если актер может быть еще кем-то, то это не актер, а артист.

    – Однако сейчас многие пытаются совмещать…

    – Ну и замечательно – это артисты. Они могут совмещать. А актер – это клеймо, это трагедия, это ужас твой и радость. В конце концов всегда есть возможность сказать человеку: «Ты будешь моим агентом, ты всем этим и занимайся, а меня это не касается, я занимаюсь только творчеством». У меня был знакомый коллега, он в 1980-е годы играл в карты и проигрывал огромные деньги. По сорок тысяч, когда «Волга» стоила пять. И он должен был отрабатывать эти деньги. И стал рэкетиром, причем используя при этом свой актерский талант, за что бандиты его очень уважали. Его осудили, он сидел в тюрьме и погиб в итоге. Но стал хуже он уже на том этапе, когда стал совмещать в себе две ипостаси. Я видел это. А он – человек, который дублировал Филиппа Нуаре. Когда Филипп Нуаре услышал его голос, он сказал: «Я хочу, чтобы только он меня дублировал». И вот этот человек исчез. Потому что предал профессию. А великие актеры не могут лукавить – ни на сцене, ни в жизни. Они трепетны, открыты. Это может быть только дано, и дальше это нужно не растерять. А растерять этот «поцелуй свыше» может и ребенок, причем не по своей вине. Сравните тех детей, которые воспитывались в семье, в любви, были обласканы, и детей, выросших в приюте, где по ранжиру для каждого ребенка у воспитательницы по 20 минут отведено. Вот 20 минут она должна с ним поиграть, его поласкать. Но что это такое – 20 минут?

    – Как ваши дети воспринимают вас на экране?

    – Им приятно, ведь это папа. Но особенно на эти темы мы в общем-то не говорим. А Добрыня, младший, он еще не соотносит меня на экране со мной в жизни. Но, так или иначе, когда начинается передача «Спокойной ночи, малыши!», я вижу, что он радуется.


    ВЛАДИМИР ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ, Чебоксары
    Новые известия

    «Назад





    ОБЪЯВЛЕНИЕ:

    Продам в хорошие руки Товарные знаки
    "Кузьмич",
    "Дальний Кордон" и
    "Дядя Витя".




    Расскузик о том, что съёмочный день заканчивается, когда он заканчивается, а жизнь продолжается…


    - нажмите, чтобы увеличитьПравда, каюсь, один единственный, раз мы снимались немного выпивши. Смена продолжалась 14 часов вместо 12, которые актёр официально должен находиться на площадке и быть готовым в любую секунду войти в кадр. На 14 часу неуёмный Александр Рогожкин объявил, что смена окончена, и мы поехали из леса в наш пионерский лагерь, в сауну, греть свои измученные кости. ... прочитать полностью

    ©2019 Официальный сайт актера Виктора Бычкова. Использование товарных знаков "Кузьмич" и "Дальний Кордон" только с разрешения владельца марки. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, ссылка на "www.viktorbychkov.ru" обязательна.
    Яндекс.Метрика